?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Сказки звездного неба, 1997
hhhan

 Андрей Ханов

Сказки звездного неба

Давным-давно это было. Не было на свете ничего тогда еще. Ни воды, ни неба, ни земли, ни

звезд, ни оленей, ни медведей. Одна старая-старая мамка-бабушка жила.

Пошла она как-то раз вниз, встретила там мужчину одинокого. Родила от него сыночка - хозяина воды. Тот парень мудрый воды и сотворил.

Пошла мамка-бабушка наверх, встретила там другого одинокого мужчину. Родила от него девку - хозяйку неба.

Девка та добрая мамкой неба стала. Гагару она сотворила, чтобы было кому мир поддерживать, бабушку-солнце и старика-месяца родила, чтобы было кому мир согревать и время отсчитывать. Говорит она деткам своим:

- Как я вас сотворила, так и вы творите мир дальше

Так все в мире и появилось: и земля-небо и травы-деревья и звери-птицы разныеи человек.

С тех пор сыновья да внуки мамки неба среди звезд ходят, за миром присматривают.

Да только забыли о них люди, верить им перестали. Не слышат духи небесные речь человеческую, оттого и думают, что все в мире хорошо.

Но пришла в мир беда, хочет его таймень толстый, злой братец гагары, погубить. Хотел он хозяином на земле стать, да только мамка земли всякий раз хитрее оказывалась. Оттого и рассвирепел он, горы-овраги сотворил, душу человеческую испортил, червей-гадов, волков-медведей разных и духов сумасшествия на землю наслал. Хочет мир погубить.

Оттого болеют люди, жадными, глупыми-ленивыми становятся, покой потеряли, войной друг на друга идут, ругаются-ссорятся, травы-деревья и птиц-зверей почем зря губят.

Давно уже люди так на земле живут, на небо не смотрят. Ходил меж них раньше старик один в одеждах белых, о всем живущем на земле заботился. Но распахали люди землю всю, лес-тайгу сожгли-вырубили, одежды разноцветные надели, древние святилища разрушили. Негде старику тому ходить стало, обиделся он на людей и на небо ушел.

Стали люди просить того старика снова на земле появиться. Обернулся он красной белкой, на березу прыгнул. Но не знали люди, о чем с белкой той разговаривать, решили подстрелить ее, чтобы на земле навсегда она осталась. А белка та в рябчика превратилась. Полетел рябчик на небо. Тогда люди рябчика подстрелили. Превратился рябчик в тетерева, в чаще таежной спрятался. И тетерева люди подстрелили. Превратился тетерев в окуня, в реку нырнул и на дне затаился. Ловили-ловили люди того окуня, да так и не поймали.

А без помощи духов небесных трудно человеку на земле выжить. Нужно найти того человека, кто сказки древние вспомнит, кто духов небесных разлядит, кто разговаривать с ними сможет. Только он сможет мир спасти.

СКАЗКА ПЕРВАЯ

Давным-давно это было. Не было земли тогда еще. Пусто было, тоскливо. Одна вода тогда была, до самого неба доходила. А по воде той уточка-гагара плавала.

Плавала она, плавала. Одиноко ей стало. Нашла она комочек глины, что к льдине прилип, помяла-помяла и слепила себе товарища - уточку-казарку,

Стали они вместе плавать. Одна уточка на север плывет, вторая на юг. Одна на запад, другая на восток. Встретятся уточки, поговорят-поговорят и обратно в разные стороны. Однажды говорят им голоса с неба:

- Землю сотворите! Землю сотворите!

- Ты гагара хорошо плаваешь, хорошо ныряешь и летаешь тоже хорошо, нырни гагара на дно тех вод, принеси земли щепоть. А гагара испугалась на дно тех вод нырять, говорит:

- Ой, боюсь-боюсь я, пропаду там!

А уточка-казарка согласилась. Нырнула она. Три дня ее не было, лишь к концу четвертого голова ее на поверхности тех вод показалась. Держит казарка в клюве комочки земли. Да так из сил выбилась, что и пошевелиться не может.

Взяла у нее гагара те комочки, землю творить стала: ровную да гладкую.

Реки на земли потекли, чистые-чистые. Солнце над ней засветило ярко- ярко. Ветры теплые задули. Заискрилась водная гладь в озерах да реках тех. Тут и казарка проснулась, говорит гагаре:

- Я за землей ныряла-ныряла, а ты тут без меня творишь!

Обиделась казарка, плюнула на ту землю крошками, что в клюве у нее

оставались - выросли на земле горы высокие - мрачные, туманом окутанные. Пещеры появились сырые - глубокие.

Стали уточки кричать, драться-возиться, всю землю помяли. Реки и озера замутили. Пыль до самого неба поднялась, ничего видно не стало.

Услыхала их крики мамка неба, спустилась на землю и спрашивает:

- Отчего кричите-деретесь?

А уточки ей отвечают, мол, "Оттого кричим-деремся, что землю поделить не можем, кто хозяином на ней будет".

Мамка неба им и говорит:

- Раз ты казарка под воду ныряла, будешь под землей хозяйкой, А ты гагара на земле оставайся. На том и порешили.

Но увидала казарка, что под землей свет тусклый, что земли совсем мало, говорит она гагаре:

- Гагара-гагара, давай меняться, я на земле хозяйкой буду, а ты под землю

жить уходи!

Но гагара меняться не хочет. Травы-деревья разные на земле она насадила, оленей да зайцев разных сотворила. Как ей такой мир оставить?

Затаила казарка злобу-обиду на гагару. Червей-гадов разных на землю напустила, чтобы они травы-деревья пожирали, волков-медведей разных сотворила, чтобы они за оленями да за зайцами гонялись-охотились.

Плач и стоны на земле раздались.

Призадумалась тогда гагара, как ей мир защитить. Решила она человека сотворить, что бы он на земле жил, травы-деревья от червей-гадов охранял, оленей-зайцев от волков-медведей оберегал.

Слепила она человека из глины красной, вместо костей ему сухих травинок вставила, пошла к мамке неба душу для того человека просить. Но не успела до неба дойти. Подкралась казарка к тому человеку, вдохнула ему вместо души болезни-немощи разные, человек и ожил сразу.

Увидала гагара, что человек живой уже, рассердилась, стала мамку неба звать, спрашивает ее:

- Как мир теперь спасти?

Превратила мамка неба казарку в тайменя толстого, чтобы не смогла она больше на землю забраться, а гагару на небо забрала, на ветку, возле вершины того дерева, что посреди мира растет, посадила, для того, чтобы научить ее, как мир спасти.

Но не успокоился таймень толстый, стал он на землю холода да стужи насылать, стал корни того дерева грызть, погубить


 

СКАЗКА ВТОРАЯ

Давным-давно это было, не было тогда еще ни земли, ни людей, ни трав-деревьев, ни зверей разных.

Перевернула мамка неба котел свой, в котором еду деткам своим готовила. Оленей разных на нем нарисовала. Вбила в котел тот гвоздь - неподвижную Полярную звезду и вращать стала.

Так на небе появилась таинственная дыра в тот другой мир, что выше неба. Через дыру ту многое, что с неба на землю спускается, многое, что с земли на небо поднимается.

На далеком севере Полярная звезда висит высоко над горизонтом, прямо над головой. Но в наших краях она висит низко, и нарисованный на ней мамкой неба круг созвездий скользит по вершинам заснеженных гор.

Скачет звездный олень все выше и выше, поднимаясь в небесную гору зимнего неба, навстречу рассвету. Лишь только его золотые рога, тускло поблескивающие в ночи, сравняются с Полярной звездой - блеснут в последний раз и погаснут в свете утренней зари - умчится олень в незримую даль, скрываясь от преследующего его Черного медведя.

Все выше и выше взбирается Черный медведь в незримую гору, и кажется, что уже настигает оленя "Золотые рога", но в свете утренней зари звездный мир стремительно тает, и уже не видно, что же там происходит, в высоком небе.

Рассвет! Большая семья у бабушки-солнце, что в восточных горах живет. Много у нее дочек, много сыновей, много оленей, много собак, чтобы за оленями теми приглядывать.

Первой просыпается самая младшая дочка бабушки-солнце, распахивает чум (дом из шкур оленьих, с очагом в центре и дыркой для дыма наверху) – свет от того очага по всему небу, по всей земле разливается. Зимой девка та живет в берлоге, у Черного медведя того, что зимой холода да стужи на землю насылает.

Но каждую весну приезжает она на олене - "Золотые рога" к бабушке-солнце погостить ненадолго. Радуются ей травы-деревья, зеленые листочки на них распускаются. Птицы ей радуются, песни веселые поют. Оттого и ей утром ранним не спится, - выбегает она из чума, спешит скорее всех птиц, всех зверей разбудить, радостью своей поделиться.

Следом за ней и бабушка-солнце просыпается, бросает в огонь сухих веток - тепло всеми миру становится. Просыпаются сыновья да дочки бабушки-солнце. По небу бегают, играются. То вперед бабушки-солнце забегут, то отстанут. Оттого, те звезды, что по ночному небу блуждают и судьбу людям предсказывают, - то на закате, то на рассвете сверкают.

А кто постарше - по хозяйству бабушке помогают, на охоту и рыбалку ходят, оленей пасут, грибы-ягоды собирают.
 

Сыновья бабушки-солнце просыпаются, переносят очаг ее в священные нарты и везут по синему небу. Гонят они целый день оленей небесных на запад, к чуму старика-месяца. Как вечер наступает - заходят они в чум тот, ужин готовят - оттого зарево красное на небе. А как запахивают чум тот - свет от костра через дымовое отверстие струится. А как погаснет огонь тот ~ бредут олени бабушки-солнце по ночному небу обратно на восток.


СКАЗКА ТРЕТЬЯ

Давным-давно это было, было тогда на небе три солнца. Вылез Черный медведь из-под земли, схватил одно - и под землю, в тот мир, где таймень толстый живет, утащил.

А со вторым солнцем такая беда случилась. Жил на земле богатырь-охотник один. Пошел он как-то раз на охоту. Долго шел, не заметил, как на небо забрался. Выследил там трех олених, загнал их на высокую гору, к которой медный диск солнца прибит был. Выстрелил из своего лука, да промахнулся, в солнце попал. Упало солнце, ударилось о камни и рассыпалось тысячей осколков по той дороге, по которой богатырь-охотник на небо забрался.

С тех пор отметина эта на небе и осталась. Мы ее Млечным путем называем. Летом по ней звездные птицы на север летят, зимой - на юг, весной - на восток, а осенью - на запад. А богатырь - охотник так на небе и остался, охотится там круглый год, только поздней осенью его лыжи верхушек северных гор касаются.

Раньше старики каждую осень далеко к северным горам уходили. Встречали охотника того, расспрашивали, что нового на небе происходит, а затем людям рассказывали. Но теперь никто не ходит, оттого люди про небесные события и забыли. Оттого и мамка неба о бедах на земле ничего не знает. Думает, что все хорошо, раз не приходят люди к ней.

СКАЗКА ЧЕТВЕРТАЯ

Давным-давно это было. Пришли на землю холода-морозы лютые. Совсем плохо оленям стало, не могут они ледяную корку пробить, чтобы до травы - ягеля добраться. Людям плохо стало, голодно. Взмолились они духам небесным, помощи просят.

Спустился на землю тот всадник, что весной восход солнца встречает, осенью закат провожает, а летом и вовсе в подземный мир спускается. Услыхал всадник мольбу людей, плачь оленей голодных, прискакал к бабушке-солнце, говорит ей:

- Разжигай скорее костер свой, веток сухих подбрасывай. Совсем плохо людям и оленям жить стало, голодно. Всю землю льдом сковало. А бабушка-солнце ему отвечает:

- Рада бы я людям и оленям помочь, да вот беда - дерево, что посреди мира растет, от которого я ветки сухие беру - совсем зачахло-сгнило, нечего мне в костер подбросить, лед тот растопить. Скачи к старику-месяцу, может он что подскажет.

Прискакал всадник к чуму старика-месяца, про беду рассказал, а тот ему отвечает:

- Беда эта от сотворения мира пошла. Дерево это - жизнь, ветви - народы, роды и семьи. Умирают люди - ветки засыхают. Одни высыхают – другие нарождаются. Так и живет мир.

Да вот беда, возле корней того дерева таймень толстый живет. Хотел он хозяином на земле стать, да мамка неба под землю его прогнала. Оттого злится он на нее, сердится, червей-гадов разных на дерево то насылает, корни его грызет, погубить мир хочет, Когда первый раз беда эта случилась, собрались духи небесные, стали думать-гадать, как мир спасти. Долго они советовались.* Решили болезни-немощи некоторые поймать и нового человека из них сотворить, с душой железной.* Будет тот человек болезням-немощам как родственник, язык их понимать будет. Будет из людских душ болезни прогонять, будет их уговаривать не губить мир совсем*

Долго небесные духи такого человека искали, всю землю обошли, нашли, наконец, одного, чью душу совсем болезни-немощи, словно листочек зеленый, источили.* Украли душу его больную*

Увидали люди, что человек тот совсем с ума сошел, испугались его и в дальнюю тайгу прогнали. Долго тот человек по тайге бродил, пока душа его по небу ходила, пока духи небесные страх и слабость из сердца вываривали, пока новую, железную душу не вдохнули, пока глаза всевидящие не открыли, пока со всеми добрыми и злыми духами не познакомили*

Очнулся тот человек, к людям вышел.* Удивились люди, что живой он еще, что слова мудрые говорит, от болезней разных лечит, счастье приносит.* Поверили ему люди* Новый чум в стойбище своем поставили.* Стал тот человек по небу и под землей дорогами болезней ходить, язык их понимает - уговаривает мир не губить совсем*

Ожило дерево то, что посреди мира растет. Собрала с него веток сухих бабушка-солнце, в очаг бросила, разгорелся огонь тот ярко-ярко. Полог чума своего распахнула - снова тепло в мир пришло, лед-снег растаял, снова трава - ягель появилась. Олени сыты - радуются. И люди тоже довольны,

Но перевелись нынче на земле железные души, некому путями болезней-немощей ходить, некому с ними разговаривать* некому просить их уговаривать мир совсем не губить, оттого и беда эта. Скачи по земле, может быть, и найдешь того человека

Поскакал всадник по земле, во все стойбища заглядывает, а ему кричат оттуда:

- Уходи, не останавливайся, болезнь-кровотечение здесь!

- Уходи не останавливайся, гнойная болезнь здесь!

- Уходи не останавливайся, жар-кашель здесь!

Скачет всадник дальше, видит два мужика бьются, по пояс разделись, рвут друг друга на части железными крюками, Спрашивает у них всадник:

- Что у вас? Отчего смертным боем бьетесь?

А те двое ему отвечают:

- Он у меня котел медный украл!

- Неправда это, наговаривает он, убить меня хочет!

- Уходи, не останавливайся, вражда-немощь у нас* оттого и бьемся.

Скачет всадник дальше, а кругом горе. Олени от голода едва бредут-шатаются, Люди страдают-мучаются, совсем злые болезни-немощи их одолели. Уже было, решил назад поворачивать, вдруг видит - на горе чум стоит чистый, ухоженный, олени кругом пасутся, дети бегают-играют, Зашел в чум тот, а там мужчина сидит, глазами огненными, злыми на всадника смотрит.

Пришла тут жена того человека и говорит:

- Совсем духи сумасшествия душу мужа моего изъели. Вот так и сидит целыми днями, оленей не пасет, на охоту-рыбалку не ходит. То рычит по-звериному, то по-птичьи щебечет. Все богатство готова отдать, только бы вылечить его от болезни этой!

Говорит тогда всадник тот:

- Нашел я того человека!

- Нашел я того человека!

Забрал он его душу и на небо умчался. Передал ее духам, делающим шаманов. Выварили те духи из сердца его страх-печаль, новое сердце отважное дали, глаза всевидящие открыли. Долго они водили того человека по небу, все учили, как с бедой той справиться. Как духов злых во тьме разглядеть. Как с болезнями-немощами разговаривать. Как счастье людям добыть. По всем местам провели, со всеми жителями неба и подземелья познакомили, чтобы знал он, кто из них людям вредит, а кто – помогает

СКАЗКА ПЯТАЯ

Давным-давно это было. Жила на земле девка одна, сирота была. Голода на землю пришли, прогнали ее люди, кормить нечем было. Пошла девка в лес, к северным горам, долго шла, не заметила, как на небо забралась.

Провалилась она в берлогу небесного медведя, стала лапу его сосать, так и перезимовала. А по весне родились у нее два сыночка: человек и медвежонок.

Подросли ребята, на охоту пошли, за оленем погнались, да беда случилась - промахнулся человек, в брата своего медведя попал, Умирает медведь и брату своему говорит:

- Открою тебе страшную тайну - погибнет наш мир скоро. Опять вылез из-под земли Черный медведь, гонится он за оленем небесным, оленем "Золотые рога" - душой мира. Как загонит его на вершины северных гор - растерзает.

- Тьма тогда и небо, и землю накроет, не видно станет, кто враг, а кто друг. Нужно мир спасти, выследить медведя того, убить, сердце его вырвать и на камень положить. Тогда, из сердца его, вновь молодой олень возродится, вновь весна на землю придет. Не смогу я сделать это, умираю. Иди ты - убей медведя того.

А как умру я - шкуру с меня сними, мясо от костей отдели. Вложи кости в шкуру - душа моя вновь на небе возродится, а мясо мое людям отдай, чтобы не прогоняли они сирот в холода да голод. Сказал это и умер.

А с тех пор по весне люди праздник медвежий устраивают, радуются, что заступник у них на небе появился.

СКАЗКА ШЕСТАЯ

Давным-давно это было. Не было удачи на земле еще. Жил тогда один охотник. Пошел он как-то в тайгу, на охоту. Долго шел, метки потерял, ни в чем удачи у него не было.

Видит - посреди тайги чум стоит, а в чуме том красивая девушка. Говорит ему та красивая девушка:

- Оставайся со мной, будь мне мужем - удача тебе будет во всем.

Остался охотник тот у той красивой девушки, на охоту ходит, удача ему во всем.

Много лет прошло. Заскучал охотник, говорит он красивой девушке:

- Отпусти меня родителей моих повидать, жену свою повидать, детей повидать. Тоскую сильно по ним.

Говорит ему красивая девушка:

- Иди, удача будет тебе во всем, только не говори никому, что в тайге красивую девушку встретил. Родителям своим не говори, жене своей не говори, детям своим не говори!

Пришел охотник тот в свое стойбище, удача ему во всем. Спрашивают родители его:

- Отчего удача тебе во всем, уж не встретил ли ты в тайге красивую девушку?

- Нет, не встретил, охотник отвечает.

Жена спрашивает его:

- Отчего удача тебе во всем, не встретил ли ты в тайге красивую девушку?

- Нет, не встретил, охотник отвечает.

Дети спрашивают его:

- Отчего удача тебе во всем, не встретил ли ты в лесу красивую девушку?

- Нет, не встретил, охотник отвечает»

Прошли годы, удача ему во всем - заскучал охотник тот по красивой девушке. Собрался он на охоту, говорит родителям своим:

- Очень скучаю я по красивой девушке, не вернусь больше.

Долго шел по тайге, метки потерял, удачи совсем ему нет. Видит – посреди тайги чум красивой девушки стоит. Обрадовался охотник, в чум тот заходит, а там вместо красивой девушки старуха страшная, сгорбленная

Испугался охотник - по тайге побежал. А собаки красивой девушки в медведей обернулись, погнались следом. Нагоняют медведи те охотника, терзают, но вырывается охотник - бежит дальше.

А люди все вспоминают охотника того, какая удача ему была. Ходят они по тайге, красивую девушку ищут. Да только найти никак не могут. А может быть, и находят, да только о встрече с ней никому не рассказывают.

СКАЗКА СЕДЬМАЯ

Давным-давно это было. Умели тогда еще люди с духами неба разговаривать. В то лето солнце высоко по небу ходило, долго, хорошо землю грело. Бабушка-солнце в те горы, что на юго-западе белеют, чум свой перевезла. Каждый день все дальше и дальше на юг откочевывала.

А как ночь наступила - вышла из темноты лосиха одна, по вершинам северных гор поскакала. Осенью и зимой совсем не видно лосиху ту, под землю она уходит, прячется от охотников - сыновей бабушки-солнце, которые за ней с весны по лето по небу гонятся.

В то лето бабушка-Солнце совсем далеко на юг откочевала. Священный очаг, что сыновья ее по небу везут, так жаром и пышет. С каждым днем солнце все сильнее и сильнее землю греет. Совсем реки-озера обмелели. Мучаются от жажды и олени, и зайцы, и волки и медведи. Совсем тайга высохла, пожары кругом, дым по всей округе стелется.

Взмолились люди духам небесным, помощи просят. Говорят им:

Зима лютая была, снежная, вся земля коркой ледяной покрылась, много оленей погибло, не могли они до травы-ягеля добраться, людей много от голода погибло. А теперь новая беда - засуха пришла.

Услыхали их духи небесные, на совет собрались, как людям помочь решают. А жара на земле все сильнее и сильнее становится.

Побежала тогда лосиха та по небу, подкралась к священным нартам, в которых сыновья бабушки-солнце по небу огонь везли. Схватила очаг тот и на восток побежала. Увидали беду ту ребята, следом погнались. Долго по небу ее гоняли, пока в восточные горы не загнали. Стрелы пускать стали.

Видит лосиха - не спастись ей, передала она солнце то сыночку своему - олененку маленькому, а сама дальше бежит. Увидали сыновья бабушки-солнце, что олененок вот-вот нырнет в ту дыру, что на верхушке неба и скроется. Бросились догонять его. Испугался олененок, выронил солнце, а сам в дыре той скрылся. Подхватили солнце птицы небесные, и на север полетели. А следом за ними и бабушка-солнце на север откочевала.

Стала жара спадать помаленьку. Ниже солнце по небу ходить стало. Пожары в тайге прекратились, травы-деревья желтеть-жухнуть перестали, снова реки студеные потекли, рыба в озерах заплескалась. Дожди пошли проливные. Между небом и землей мир установился, радуга появилась.

А лосиха та, как стемнеет - по восточному небу ходит, смотрит, как бы опять жары страшной не случилось. Как бы бабушка-солнце опять беды не натворила.

А ребята те по всему небу разбрелись, следят, как бы у них лосиха снова огонь не похитила.

 

СКАЗКА ВОСЬМАЯ

Давным-давно это было. Скачет по небу олень молодой - золотые рога его мир освещают. Радость и покой приносят.

Гонится за ним медведь Черный, растерзать его хочет. Хочет, чтобы тьма наступила, холода да стужа, чтобы земля вся коркой ледяной покрылась, хочет мир погубить.

Увидал беду эту охотник один, следом за медведем погнался, кричит, палкой машет. Да уж очень высоко олень тот с медведем забрались, быстро скачут. На самую высокую гору забрались. Не видать их уже.

Задумался тогда охотник тот, как мир спасти.

Не угнаться ему за духами небесными. На землю спустился, по вершинам гор северных идет.

Встретил на горе одной бычиху беременную, говорит ему бычиха та:

- Знаю про беду ту, знаю, что мир спасти хочешь. Как осень наступит, как птицы небесные на восток полетят - рожу я коня-сыночка, будет он помощником тебе, быстро будет по небу скакать, в горы высокие забираться.

Дальше охотник идет, женщину встречает, в лохмотьях вся, а на голове рога у нее железные. Говорит он женщине той:

- Скажи мне, мать душ железных, как мне медведя того победить?

А шаманка ему отвечает:

- Tот медведь страшный - злой, сильный очень, только стрелами огненными убить его можно. Чтобы не промахнуться - нужно из сердца твоего весь страх вырвать. Увидеть трудно медведя того, нужно тебе глаза новые - всевидящие открыть. Как родит бычиха та коня, садись на него и скачи по небу ищи тех духов, кто стрелы огненные куют, кто страх из сердца вырывают, кто глаза всевидящие открывают.

Сел на коня охотник тот, на запад поскакал. Встретил он братьев-кузнецов, выковали они ему стрелы огненные. Встретил он и других духов небесных - вырвали они ему страх из сердца, глаза всевидящие открыли.

Прискакал он в одно место. Видит - на самую высокую гору загнал медведь тот оленя "Золотые рога", набросился и растерзал. Тьма в мире наступила, померкло небо. Поскакал охотник тот дальше, глазами своими всевидящими медведя разглядел, слез с коня, пустил в него стелы огненные - убил того медведя.

Вырвал его сердце, на камень положил - засветилось сердце то, опять в молодого оленя превратилось.

Поднял олень тот голову свою, в небо посмотрел, встал на ноги и поскакал дальше на юг. Снова покой и радость в мир пришли.

 


  • 1

здорово, прекрасно

Автор - Вы? Понятно, что северной евразийской мифологии здесь море, но всё же чего тут больше - авторского переосмысления сюжетов, или всё же простого пересказа этнографических материалов?

Это - прекрасно.

Re: здорово, прекрасно

Это уже не важно. Давно это было. Свидетели умерли, рукописи сгорели, никто ничего не скажет. Год издания 1997, написана в 1992. Возможно, это просто события ночного неба. Любой их увидит, если хорошенько приглядеться. Особенно, в мороз, в горах, перед смертью. Приятно встретить живого знатока северной евразийской мифологии. Да еще и оставляющего комментарий. Спасибо.

Edited at 2013-02-12 09:22 pm (UTC)

Re: здорово, прекрасно

В таком случае хотелось бы с Вами связаться, пообщаться плотнее) Мифология есть мой первейший интерес, и знатоки её мне тоже весьма интересны)
Вы есть вконтакте? В фейсбуке нет меня, и коли не совпадаем, осмелюсь спросить Ваш е-мейл.

(Deleted comment)

Re: здорово, прекрасно

Благодарю.

  • 1